Поясняем за демократию

На самом ли деле это лучшая форма правления?

13 февраля во время встречи хокима Ташкента с жителями по вопросу парка у «Голубых куполов» председатель местной махалли дал интересное определение демократии — по его словам, это власть меньшинства над большинством.

Вообще «демократия» — один из самых популярных политических терминов в мире. Но правильно ли мы его трактуем? Действительно ли демократия — лучшая форма для большинства, или председатель махалли в чем-то прав? Давайте разбираться вместе с Hook.report.

С чего все началось

──────────

Сама по себе демократия появилась в Древней Греции. По-гречески demos — народ, люди, а kratos — сила, власть, могущество.

Только вот Аристотель считал демократию несправедливой конструкцией власти. По Аристотелю, в отличие от правления людей, избранных на основе определенного ценза и заботящихся о всеобщем благе, «демократия есть правление неимущего большинства ради собственного блага и интересов».

Первые проявления условной «демократии» в Греции были весьма примитивными и заключались в том, что каждый просто участвовал в деле выживания и продолжения рода. Потом демократия получила свое развитие, главными и полноправными лицами стали мужчины-воины, а остальные оказались в роли приживальщиков. На следующих этапах появились практика выборности и основополагающий демократический принцип равенства граждан.

В преемнике Греции — Древнем Риме демократическая политическая система не выдержала внешних и внутренних вызовов и трансформировалась в систему империи. Демократические политические институты постепенно отмирали, а демократические законы, нормы и обычаи, демократические отношения между управляющими и управляемыми, между борющимися за власть политическими группировками уступали место законам, нормам, обычаям и отношениям, характерным для империй.

Быстрее всего смена институтов и отношений происходила на высшем уровне власти, начиная с института императора и его аппарата управления. С некоторым периодом отставания, но все же достаточно синхронно менялись институты и изменялись отношения на провинциальном уровне. Наиболее отстающим с этой точки зрения был местный уровень власти — города и сельские общины. Хорошо известно, что некоторые полисы общины продолжали руководить сами собой вплоть до падения Римской империи.

В средневековой Византии, наследнице греко-римской политической культуры и Римской империи в целом, демократия на местном уровне существовала в формах городских и сельских куриальных советов. Они отвечали за поддержание порядка, благоустройство городов и сельских поселений, строительство дорог и мостов местного значения, проведение праздников и др. При этом члены городских курий — куриалы, выбираемые из числа наиболее состоятельных горожан, — часто покрывали недостаток довольно расходных местных городских бюджетов из своего кармана.

Фото: Борис Жуковский

В то же время заслуживает внимания опыт прямой демократии и выборов в древней и средневековой Руси (IX-XV вв.), выраженный в традициях народного собрания старшего города — вече (от славянского вѣтъ — совет).

Традиция народного правления как историческая форма прямой демократии была распространена на всех славянских землях и имела глубокие социальные и культурные корни. Византийский исследователь Прокопий Кесарийский еще в VI веке писал: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и потому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом». Вече играло роль органа государственного управления и общественного самоуправления, оно было по преимуществу городским институтом, собранием свободных людей, живших в городе.

Анализируя практику прямой демократии с X-XI веков, историки описывают государственные образования Руси не как монархии со всеми свойственными этой форме правления функциями и чертами, а как «волости-земли» во главе с крупными городами-центрами. Такие государства стали называть «вечевыми государствами», а сам этот период древнерусской истории — «вечевым».

При этом древнерусская государственность строилась не на классовой, а на общинной основе. Классовым содержанием она наполнилась лишь тогда, когда Русь стала феодальным государством, что произошло не ранее XIV-XV веков.

Таким образом, можно проследить весь путь зарождения и развития демократии и увидеть, что изначально это понятие было совсем не таким, как сейчас.

Демократия 90-х

Фото: Мариам Ахмадова

В конце ХХ века случился бум демократических преобразований. Все из-за того, что людей буквально достали некоторые проблемы — недостаток свободы слова, неравномерное распределение власти и прочее. Но стоит отметить, что демократия сама по себе не может обеспечить достойный уровень жизни, избавиться от большей части социально-экономической и другого рода головной боли. Демократия в первую очередь создает лишь необходимые политические институты и практики, используя которые общество могло бы решать проблемы наименее болезненно.

После развала СССР на постсоветском пространстве также началась условная «демократизация». Только вот в каждой стране по тем или иным причинам у демократии сложилась «особая модель».

В большинстве постсоветских стран наиболее популярной стала «представительная демократия», когда народ представлен во власти определенными малыми группами интересов или отдельными лицами, выступающими «от имени и во имя народа».

Данная форма уже противоречит ожиданиям людей и их представлениям. Избрание отдельных людей во власть — вынужденное средство, иначе народ не смог бы организованно участвовать в управлении страной. Однако в таком случае возникает проблема контроля над теми, кого это общество избрало в качестве своих представителей. Не всегда понятно, чем занимается условный депутат, а некоторые их предложения могут напрямую противоречить мнению большинства избирателей.

Постсоветский опыт демократизаций показывает, что политическая элита вполне способна к самовоспроизводству в не меньшей степени, чем в монархических странах и тоталитарных государствах. И это случается, даже когда у страны есть все необходимые для демократии механизмы — развитое гражданское общество, стабильность политической власти, существование и функционирование политических партий и движений, политический плюрализм.

Избиратели в лучшем случае просто наблюдают, как правящая партия воспроизводится путем «игры в демократию» — создания и полного контроля фиктивной оппозиции, формального изменения направленной на избирателя идеологии без изменения реального политического курса и т. д.

Заветный идеал демократии

Фото: Борис Жуковский

Так что же мы ожидаем от демократии? Равномерное распределение прав, возможностей и привилегий — идеальный план развития и существования государства, однако действительно ли это то, что нам нужно?

Сейчас тема равенства и равноправия как никогда актуальна, особенно на фоне всех движений, что мы можем наблюдать за рубежом и слабые отблески которых видим и у себя в стране. Однако если данная идея может быть эффективной в современных западных странах и небольших государствах с их спокойной и размеренной жизнью, то для большинства стран постсоветского пространства, которым свойственны кризисы (экономические, военные, политические и т. д.), требующие мгновенного ответа, демократия остается слишком медлительной формой правления.

В качестве примера страны, где использование всех возможностей демократии осуществляется по максимуму, можно привести Швейцарию.

Действительной, Швейцария — государство с идеальной демократией, и в этой далекой европейской стране политическое устройство очень отличается от привычного нам режима. К примеру, именно граждане решают, принимать ли тот или иной закон, а функцию главы государства по очереди исполняют члены Федерального совета, состоящего из семи полностью равноправных людей. У президента в Швейцарии церемониальная роль.

В Швейцарии действует прямая демократия, которая означает, что граждане имеют право голоса в самых разных вопросах, могут заблокировать любое решение правительства и парламента. Они могут сказать: «Я недоволен/недовольна, как сформулирован этот закон», провести референдум и большинством голосов решить, остается закон или нет.

Таким образом, данная страна и ее политическая структура представляют собой практически идеальное общество, которое буквально олицетворяет равенство и равноправие. Однако можно ли точно заявить, что данная модель устройства государства будет правильно функционировать в других странах?

Почему демократия иногда подводит

Фото: Мариам Ахмадова

Несмотря на то, что стремление у всех общее, не везде возможно построить условное швейцарское общество и не везде оно будет исправно работать. На это оказывает влияние множество факторов — экономические, социальные, политические, идеологические и так далее.

Также нельзя отрицать, что зачастую страны используют демократию как средство легитимизации недемократичных правлений — появляется еще один способ достижения личной выгоды с помощью обмана и незаконных действий. Также проблемой демократии может служить то, что интересы меньшинства часто не представлены, вследствие чего возникают недовольства народа против существующей власти.

Бывает, что страны в целом не отвечают стандартам демократии, хотя преобладающее число жителей признают важность демократического правления. Например, в государствах с теократической монархией, таких как Ватикан, Королевство Саудовская Аравия и Султанат Бруней, демократия практически невозможна — государство регулируется религиозными нормами, а монархом является председатель правящей религиозной организации, обладающей неограниченной высшей государственной властью.

Еще одно важное утверждение о том, что демократия уже не так актуальна и порядком изжила себя, — равенство всех голосов исходит из предпосылки, что все участники голосования равноценно компетентны в существе вопроса, который ставится на разбор. Однако в современном обществе эта изначальная предпосылка уже неправильна, ведь не каждый участник процесса может быть компетентен во всем.

Также мнение большинства не способно поддерживать нестандартные и оригинальные решения — основная часть народа всегда будет выбирать что-то банальное и инстинктивное, в то время как гениальные мысли и идеи единиц будут погребены под массой предрассудков и устоявшихся принципов.

***

Так что же в итоге можно сказать о демократии как о политической системе? И действительно ли все еще стоит отчаянно цепляться за этот по большей части приукрашенный образ идеального режима, который не всегда оправдывает наши ожидания?

К сожалению, определенного ответа нет, однако в первую очередь следует помнить вот что: может, когда-то демократия и была универсальным решением, но общество меняется, меняются устои и принципы государств, а данный политический режим нельзя назвать гибким в хорошем и полезном смысле.

У нас еще очень много хороших статей! Поэтому подпишитесь на Telegram-канал — там вы точно ничего не пропустите.

Нравится Hook? Теперь вы можете помочь редакции денежным переводом — собранные средства пойдут на оплату работы внештатников. Пройдите по этой ссылке или вручную переведите любую сумму на карту 8600 5729 1833 8323 (Uzcard)

──────────

Текст: Зарина Хамраева
Редактура: Борис Жуковский
Фото на превью: Мариам Ахмадова

Расскажите друзьям:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •